Бакулин Василий Алексеевич, налоговый адвокат

Карта сайта
Поиск
Обратная связь
Не смешная страница, № 27

Истина в вине

Как вы думаете, можно или нет относить в состав представительских расходов, учитываемых при исчислении налогооблагаемой прибыли, расходы по приобретению алкогольных напитков?  Конечно, да! Так ответил на этот вопрос Федеральный арбитражный суд Уральского округа в постановлении № Ф09-7088/10-С2 от 10 ноября 2010 года.
И вы знаете, уважаемые читатели, я, наверное, с этим соглашусь. Не буду ханжой и моралистом. Какое серьезное мероприятие у нас обходится без возлияний, умеренных или, порой, не очень? И ничего страшного не происходит, речи произносятся, дела делаются, цели достигаются. А ведь бывает все наоборот. Попадется непьющий, серьезный, и говорит вроде бы все правильно, и смотрит красиво, а становится час от часу только хуже. Да так, что запеть хочется вместе с хорошо известной рок-группой «Сплин»: «Лучше бы пил да курил».
Ну а в нашем судебном споре суд исследовал представленные налогоплательщиком авансовые отчеты, товарные и кассовые чеки, акты о списании представительских расходов, служебные записки, исполнительские сметы. После чего пришел к выводу о том, что факт несения организацией спорных расходов в целях установления и поддержания сотрудничества с контрагентами подтвержден и указанные расходы связаны с осуществлением деятельности, направленной на получение дохода.
Учитывая изложенное и принимая во внимание, что статья 264 Налогового кодекса РФ не содержит перечень продуктов и напитков, которые не могут включаться в состав представительских расходов, суд удовлетворил требования налогоплательщика.

Молчание – не всегда золото

Проявляйте, товарищи налогоплательщики, бдительность и осмотрительность! Не вступайте в контакты с сомнительными лицами! Так звучат обычные призывы налоговиков. Тех же, кто эти призывы игнорирует, ждет целый букет больших неприятностей. Доначисления налогов, пени и штрафов, приостановление операций по банковским счетам, уголовное преследование и прочее, не менее неприятное.
Безусловно, обо всем этом знал тот налогоплательщик, который обратился в одну из уфимских налоговых инспекций с просьбой о предоставлении информации о своем потенциальном контрагенте. Как, вы думаете, отреагировали на эту просьбу налоговики? Бросились сломя голову отправлять интересующие налогоплательщика сведения? Написали ему благодарственное письмо за проявленную осмотрительность? Продемонстрировали всему налоговому миру, смотрите, дескать, какие бывают у нас грамотные и порядочные плательщики налогов? Как бы не так! В предоставлении запрашиваемой информации было отказано! Налоговый орган  ничтоже сумняшеся заявил: это налоговая тайна!
На наше читательское счастье налогоплательщик оказался не только добросовестным, но и принципиальным. Обратился в арбитражный суд с заявлением о признании действий налоговой инспекции незаконными. И суд разобрался, требования организации были удовлетворены (см. постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа № Ф09-6957/10-С3 от 1 сентября 2010 года).
Руководствовался при этом суд следующими соображениями. В соответствии с подпунктом 3 пункта 1 статьи 102 Налогового кодекса РФ налоговую тайну составляют любые полученные налоговым органом сведения о налогоплательщике за исключением сведений о нарушениях законодательства о налогах и сборах и мерах ответственности за эти нарушения. В соответствии с пунктами 1, 3 статьи 8 Федерального закона от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» организация вправе осуществлять поиск и получение информации в любых формах и из любых источников при условии соблюдения требований, установленных этим федеральным законом и другими федеральными законами.
Суд также напомнил налоговикам о позиции их вышестоящих коллег. В письме Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 5 марта 2002 года № ШС-6-14/252 «Об отнесении сведений о задолженности налогоплательщика к налоговой тайне» указано, что сведения о неисполнении налогоплательщиком обязанности по уплате налога не могут составлять налоговую тайну.
Так что обращайтесь, товарищи налогоплательщики, в налоговые органы с запросами о своих потенциальных контрагентах. Ответить обязаны!

Верещала оголтелая канареица...

Организация приобрела диван, шкаф-купе, стол и другую мебель, кондиционер и увлажнитель. Данное имущество учитывала на счете 01 «Основные средства» и начисляла на него амортизацию. Казалось бы, что здесь такого удивительного? Обычное дело. Но только на первый взгляд. А при более пристальном рассмотрении налоговики выяснили, что все это имущество, необходимое для комфортного существования в окружающем пространстве, находилось…  в квартире генерального директора. В рамках борьбы с проявлением мещанских настроений в предпринимательской среде налоговая инспекция доначислила организации налог на прибыль. И как потом ни доказывал налогоплательщик, что генеральный директор и в своем жилище ни на секунду не забывал о бизнесе: лежа на диване, думал о контрагентах, открывая шкаф-купе, намечал перспективы развития организации, включая кондиционер, оценивал условия перспективных сделок, настраивая увлажнитель, анализировал проблемы взаимоотношений с государственными органами – суд ему не поверил (см. постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа  № Ф09-9293/10-С3 от 15 ноября 2010 года). Он пришел к выводу о том, что перечисленное имущество является личным имуществом руководителя и не использовалось организацией в ее предпринимательской деятельности, в связи с чем налогоплательщик  неправомерно включил в состав расходов амортизационные отчисления по указанным материальным ценностям. Если читателя интересует мое мнение, то я тоже не верю налогоплательщику.

Просто услышать голос...

Представим, что налоговая инспекция налогоплательщику, в отношении которого проводилась проверка,  не обеспечила возможность участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки лично и (или) через своего представителя или не обеспечила возможность представить объяснения. Что происходит в таких случаях? Ответ прост: в силу пункта 14 статьи 101 Налогового кодекса РФ решение налогового органа подлежит безусловной отмене.
Именно поэтому так отчаянно настаивал налоговый орган на том, что он исполнил обязанность по надлежащему извещению налогоплательщика о времени и месте рассмотрения материалов проверки.  
В качестве доказательств извещения налогоплательщика налоговиками была представлена телефонограмма, переданная директору организации лично по мобильному телефону. В подтверждение передачи телефонограммы налоговой инспекцией были представлены детализация начислений по услугам фиксированной телефонии и журнал телефонных переговоров отдела выездных проверок.
Что же суд? А он взял и не принял все эти документы в качестве доказательств. Ведь существо переговоров из них установить совершенно невозможно! Не исключено, что налоговики просто поздравили директора организации с наступающим Новым годом (см. постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа № Ф09-8493/10-С2 от 3 ноября 2010 года)!

Адвокат Бакулин В.А.

 

Контакты

Адрес:
г. Уфа, ул. Комсомольская, д.1/1, офис 804
Телефон: (347) 292-08-51
Факс: (347)292-08-52
Моб.: 8-917-4159-231
Е-mail: nalpravo@rambler.ru